Главный вопрос раннего травматика – “Имею ли я право на существование?”

Имею ли я право быть?
Имею ли я право быть такой, какая я есть?

Внутри разворачивается невидимая борьба за право быть.

Если “да” – то, какая я есть? кто я?
А вот если “нет” – то какой мне надо быть, чтобы получить это право?

Как правило, быть хорошей/лучшей… какой-то особенной, необыкновенной, помогающей – имею право только, когда я хорошая – делаю что-то хорошее, проявляю свои хорошие качества…

Такие люди очень хорошо себя чувствуют, когда помогают кому-то, потому что тогда они имеют право на свое бытие, они имеют право быть. Они это заслужили.

В противном случае разворачивается внутренняя мучительная борьба за это право, которая подталкивает вперед:

Что еще мне сделать?
Как еще мне заслужить?

Заставляет искать новые способы, делать все больше и больше. Кажется, вот сделаю много “добра” и, наконец, подойду к заветной точке, к заветной двери, на которой написано “Я имею право быть. Заслужила. Можно выдохнуть” (как пропуск в рай, где можно, без чувства вины).

Но так не получается – человек вроде бы делает много, а ощущение пустоты усиливается или ощущение, что жизнь проходит где-то мимо.

И на самом деле никогда не получится. Заслужить право на жизнь невозможно, можно лишь взять это право, присвоить себе и решать, что с этим делать.

Потому что ты имеешь право быть в любой момент – и когда родилась, и прямо сейчас и потом в будущем.

Ты имеешь право быть изначально.
Остановиться.
Выдохнуть.
Позволить себе заметить и почувствовать, что ты есть.
Ты есть в каждую свою минуту существования.

И дальше решать, что с этим делать, куда бежать и бежать ли вообще?

С радостью, Евгения Медведева