В свое время так получилось, что практически одновременно посмотрела два фильма “Время первых” (Россия, 2017й год) и “Скрытые фигуры” (США, 2016й год).

Оба фильма практически об одном и том же – наши отправляли Леонова в космос, где ему предстоял выход в открытое пространство, и возвращали обратно. Штаты запускали первого космонавта Джона Глена, которы должен был сделать круг по орбите земли и вернуться назад.

Но суть не в этом – а в том, насколько две страны разные и насколько разные подходы к работе, к достижению поставленной перед руководителем проекта и командой масштабной задачей.

Советский подход в годы гонки вооружений выражен в одной фразе главного конструктора Королева, перед которым поставили практически невыполнимую задачу, – “не сделаем, иначе сядем мы”.

В американском подходе лишь заставляли работать больше и искать способы достижения цели везде, где только можно, даже были готовы расстаться с предрассудками (давать возможность работы чернокожим), лишь бы достичь поставленного результата, т.е. по сути использовали мотивацию.

Так и в личности, в психической деятельности можно развиваться под давлением страха (как правило, базового страха – не выжить), так называемая мотивация от…, а можно развиваться, двигаясь к чему-то, к какой-то цели – мне станет лучше, я буду счастливее, увереннее, стану более творческим – мотивация стремления к…

Да, под давлением страха можно осуществить внутренний подвиг, преодолеть какие-то защиты (как клин клином вышибают – когда например боишься высоты и прыгаешь с парашютом – я похожее пробовала, но мне лично не помогло).

Но если раз за разом использовать эту стратегию, то в итоге может наступить эмоциональное (адреналиновое) выгорание, и личность начинает разваливаться, разрушать саму себя, находя разные способы сделать это.

Как в истории одного советского спортсмена Алексея Вахонина, который поднял огромный вес, стал олимпийским чемпионом, но не сумел удержаться и спился. Вот очень похоже, когда личность под давлением может сделать рывок, но если его не поддержать ресурсами, то может также резко скатиться вниз.

Вторая стратегия – когда идешь не к тому, чтобы совершить подвиг, а к тому, чтобы тебе стало лучше, чтобы чувствовать себя хорошо, адекватно, с радостью заниматься делом и т.п. т.е. есть какая-то морковка-ориентир, которая маячит как награда за свои труды.

Она более медленная, может не давать прорывов, а если нужен прорыв (переезд, смена чего бы то ни было – работы, вида деятельности, статуса отношений), то он совершается из наличия накопленного психического ресурса, а не от того чтобы ракетой выпрыгнуть из внутренней дыры и разных дефицитов.

Но и более устойчива в результатах и эффективна в долгосрочной перспективе, потому что личность получает ресурс для себя, накапливает его и использует для изменений, которые постепенно прописываются внутри (так, вначале 5 минут чувствуешь себя хорошо, устойчиво, не скатываясь вниз эмоционально, потом час, потом полдня, потом день, а потом и все время) .

Как это ни странно, обе стратегии могут оказаться полезными. Из саморазрушающего поведения (как и отношений) хорошо выбираться вот под таким давлением, когда нужно сделать рывок, такое давление тоже может оказаться хорошим, а дальше уже оглядываться и заниматься восстановлением себя через мотивацию, двигаться к тому, что хочется, потому что это важно, в этом есть твое сердце, потому что в этом много жизни, а не попытки выжить.

Первый механизм стратегии заложен в психике как базовый – мы ориентированы считывать негатив, потому что это связано с выживанием (нужно инстинктивно определить опасность). Второму приходится осознанно учиться и прилагать усилия. Но обе стратегии хороши.

С радостью, Евгения Медведева