Думаю, это уже многим известен тот факт, что момент рождения оказывает большое влияние на дальнейшую жизнь человека, во многом определяя ее. И у большинства этот момент оказывался травматичным, в большей или меньшей степени.

Так, об этом много писал Станислав Гроф в своей теории о перинатальных матрицах – это “теоретическая модель о состояниях психики до и во время рождения. Согласно этой модели, во время внутриутробного развития и родов человек переживает особый опыт, который, в том числе, может быть связан с так называемой “родовой травмой”. Утверждается, что перинатальные матрицы оказывают влияние на всю последующую жизнь и могут быть причиной различных психических явлений”. (отрывок из википедии).

И Гроф выделил 4 перинатальные матрицы, о которых вы легко найдете информацию  интернете (или после этой статьи).

Здесь же я хочу поделиться свои опытом вспоминания и перепроживания процесса рождения.

Первый опыт был еще в реинкарнационике и я наблюдала за этим опытом как бы со стороны, так как мне было трудно выдержать это в физическом и эмоциональном плане. И главный упор  в том воспоминании делался на момент после рождения, когда я уже почти вышла, меня схватили холодными руками в перчатках, кому-то отдали, взвесили, обмеряли, завернули, наверное, показали матери, куда-то унесли и оставили. И все – дальше полное непонимание того, что происходит, где я, что я, кто я… я пытаюсь кого-то позвать, начинаю плакать, звать, пытаться сказать “я – здесь, придите ко мне, мне кто-то нужен”, затем возникают попытки каким-то образом освободиться от пеленок, постоянная борьба руками и ногами, но спеленали на славу. Я зову еще громче, но в ответ… тишина. Ощущение отчаяния подкрадывается, затем захлебывается, затем ощущение, что все, что бы я не делала, все бесполезно, никто не откликнется, да и я не могу ничего сделать… Сил бороться осталось совсем немного (прежде всего эмоциональных сил, так как в тот момент было очень страшно, что если сейчас никто ко мне не придет, то я тут вообще умру) и я делаю последнее усилие, и еще одно, и вот еще одно и… и сдаюсь… образуется холод, пустота, ощущение бесполезности и полного равнодушия окружающего мира – что ты здесь никому не нужна… И еще ощущение отвержения тебя матерью, что самое главное – ты не нужна самому близкому и дорогому человеку здесь – своей маме. Ощущение некоторого предательства и острой боли.

Надо сказать, что орала я знатно, чем переполошила лежащих рядом младенцев (кто-то тоже начал плакать). До самого последнего момента боролась, пока не захлебнулась уже своим эмоциями и криком и уже не отключилась (провалилась в некое состояние сна).

Конечно, через какое-то время за мной пришла женщина и отнесла меня к матери, но это был уже совершенно другой ребенок, скорее сломленный, послушный, более вялый, которому страшно, и из страха он сделает все, что от него потребуется. В сознании и личности появилась некая надломленность, наряду с большой внутренней силой (потому как звала и боролась я до конца, каждый раз собираясь с силами и предпринимая новую попытку. Сдалась я, когда сил уже совсем не осталось).

И в тот момент, когда я все это увидела, то поняла, что именно эта травма, полученная после момента рождения в целом и определила всю мою дальнейшую жизнь.

И второй опыт был получен в ходе проживания инициации, но уже проживала через ощущения тела. Я почувствовала, как отошли воды, вода ушла из окружающего меня пространства, тело перевернулось и теперь какая-то сила меня толкала выбираться наружу, двигаться вперед. Я чувствовала в этот раз уже всем своим телом, как маленькое тельце было в напряжении, таком тонусе, необходимом для движения вперед, я ощущала, давление со всех сторон, ощущала, как я шла головой вперед, как сложились ножки и ручки, ощущала мягкость и некоторую подвижность, пластичность костей (возникало ощущение их некоторой деформации, но скорее восстанавливаемой), как поверхность моего тела трется обо что-то мягкое, но в то же время теплое, пластичное. Страха не ощущалось, ощущалось, что все усилия были сосредоточены на выходе наружу и тонус тела был соответствующий. Выбиралась я сама, на каком-то уровне сознания я понимала, что мне это важно сделать самой. Но в самом конце пришла неожиданная “помощь” со стороны вмешивающихся лиц, которых хотелось отпихнуть, было ужасно неприятно их вмешательство, сильно хотелось освободиться от чужих рук… И дальше все, как описывала выше. Но в теле состояние после рождения не сменилось мягкостью, расслабленностью, комфортом, наслаждением своими успехами от проделанного тяжелого пути, наоборот осталось в тонусе, затем, когда уже унесли напряжение в теле значительно усилилось для борьбы – собирались всевозможные оставшиеся силы.

Я думаю, что будет еще и третий опыт, чтобы закрепить успехи всех предыдущих (надеюсь им тоже поделиться).

Сейчас лишь хочу, немного рассказать о том, как мне видится, это повлияло на меня в дальнейшем.

Так, неудивительно, что мне было очень трудно расслабиться. Хоть везде писали, что женщина должна быть расслабленной, хоть я сама всеми силами и любыми практиками пыталась это сделать, но все же чувствовала, что до конца не могу это сделать. Даже во время сна на каком-то уровне я ощущала, что тело находится в неком состоянии готовности к борьбе, будто расслабишься и все… чуть ли не умрешь или что-то нехорошее произойдет.

Неудивительно, что при этом тратилось много сил и я очень часто уставала. Но, например, довольно часто складывалась такая ситуация, когда требовалось приложить много усилий, и когда уже сил совсем не оставалось, открывались какие-то резервы и я прикладывала усилия еще и еще, а затем еще и еще, а затем еще – пока не совершала чуть ли не геройские для себя поступки, прикладывая чуть ли не неимоверные усилия.

И такие ситуации повторялись циклически. И таким образом я часто жила если выражаться метафорически на “резервном топливе”, на своих внутренних резервах, истощая себя, а не наполняя. Состояние наполненности, которое я пыталась в себе культивировать, быстро сходило на нет и переключалось на резервные ресурсы, чтобы напрячься еще чуть-чуть и дойти до конца/до результата.

Также в сознании получился разрыв в цепочке “усилия – результат – вознаграждение за усилия/наслаждение результатом, радость”, произошла фиксация на усилиях. Я прикладывала усилия, даже сверхусилия, чтобы что-то “родить”, что-то чего-то достичь, но часто останавливалась в шаге до результата – он вот передо мной, но я не могла взять его в руки, пощупать, насладиться, применить. И даже если брала в свои руки, то обесценивала, пыталась от него отказаться, отвлечься на что-то другое, он меня не устраивал, могла подарить или приписать другим результаты своего труда (например, я могла отдать заработанные деньги другим, так как им они нужнее, а сама остаться без желанного приобретения), а чаще всего я переключалась на достижение чего-то другого, вновь на прикладывание сверхусилий.

И так по жизни преимущественно была сфокусирована на приложении усилий, к чему затем добавилась излишняя старательность и тщательность, выработанная в школе. Радоваться своим результатам, использовать их в жизни – этому я сейчас активно учусь. Точнее только сейчас это получается сделать. А также тому, чтобы получать все, делать все легче, а не через сверхусилия.

Также у меня часто мелькало ощущение “что бы я не сделала, все равно это ни к чему не приведет”, такое ощущение, что от тебя мало что зависит или вовсе ничего не зависит – от того, что ты сделаешь или не сделаешь, словно я делаю, делаю, но на жизнь/на результат никак повлиять не могу – он все равно будет таким, каким будет. И даже если это было не так, складывалась какая-то ситуация неопределенности, которая давала это ощущение. И это перекликалось с состоянием жертвы, которое постоянно переключалось на состояние спасателя (а на самом деле спасти хотелось сначала себя, а затем близких людей).

И также стоит упомянуть о стремлении к тому, чтобы быть послушной, обязательно следовать правилам и не нарушать их и неким постоянным надрывом в действиях (будто они совершаются не естественно, а через какое-то усилие, через какое-то преодоление).

Еще это проясняет такую особенность в моем поведении, как момент резкого прерывания. Я могла резко остановиться, прервать какой-то внутренний импульс, какое-то действие, исходящее изнутри. Но и прервать то же самое, приходящее ко мне извне. Раз за разом попадая в ощущение разделенности, причем резкой разделенности (часто без объяснения причин и без подготовки) И это соответственно причиняло боль и раз за разом напоминало о травме, находящейся внутри и способах защиты (ухода от этой боли).

Еще внутри складывалось ощущение постоянного поиска своего места в мире (отсюда и многочисленные переезды по разным странам) вкупе с ощущением, что цель недостижима – здесь нет для меня места, и здесь нет, и здесь тоже нет, и здесь вроде бы оно есть, но в то же время и нет. Не было ощущения, что мир мне рад, что меня встретили и что я здесь полноправный участник – что я вольна здесь жить, действовать, взаимодействовать с тем, что мне важно, нужно, реализовывать себя, наполнять этот мир собой, менять его своим присутствием, действием.

Зато постоянно возникало ощущение бесконечно застрявшего движения навстречу миру. Мне постоянно хотелось его открывать, дышать им, делиться тем, что с собой принесла, но словно каждый мой импульс обрывался, а внешне я “получала по голове” за это (проявлялось в виде разных ситуаций). И приходилось каждый раз, чтобы осуществить это желание, прикладывать большое количество усилий, чтобы преодолеть внутренние защиты (выстроенные психикой в травме после рождения), сопротивление, разделенность. И на это тратилось огромное количество сил, естественным образом уводя их от наслаждения жизнью, ее течением, ее потоком, от радости жизни, от того, чтобы быть вместе с жизнью, а не в постоянной борьбе за жизнь, за каждый свой шаг, за себя.

Хотя с другой стороны, сейчас я понимаю, что это научило взвешивать свои шаги, а не действовать необдуманно, натренировало силу воли, чтобы управлять своей внутренней силой, научило чувствовать момент, когда действительно стоит идти вперед, а когда взять передышку и просто принимать.

И к сожалению или счастью, научило бороться, не сдаваться, идти по выбранному пути, в соответствии с принятыми решениями, как бы трудно ни было, как бы этот выбор ни казался странным окружающим (здесь главное, чтобы выбор был действительно от сердца). 

Про эмоциональную травму отвержения и боль разделенности здесь я писать не буду. Многое уже отработано.

Единственное, хочу сказать, что мне ее нужно было прожить, это было часть плана воплощения души. И если бы меня спросили, хотелось бы что-то изменить, ответом было бы – нет, я бы прожила также.

И если как человек я не выбирала этого, мне было очень больно, но эта же боль вела меня в дальнейшем. В целом туда, куда привела сейчас. А еще я узнала на пути, что можно чувствовать равное, но противоположное, и сейчас с такой же силой радуюсь жизни, для меня сейчас вообще любой момент жизни бесценен и драгоценен одновременно. За что я очень благодарна. Раньше я не умела настолько ценить жизнь.

Я описала всего лишь свой опыт рождения и некоторые моменты, связанные с ним, которые стали мне очевидными. У вас этот процесс свой, уникальный и неповторимый. Вы его проживали именно так, как именно вам было нужно на тот момент. Единственное, что я хотела сказать, что он сильно влияет на всю жизнь человека и можно сказать, что во многом ее определяет. И привела собственный пример для наглядности (заодно захотелось выгрузить все из себя, разделить с кем-то свой опыт – мне стало намного легче :-)).

Если вам хочется как-то прикоснуться к этому опыту, попробовать его прожить но не напрямую, а образно, то предлагаю это сделать с помощью мотива символдрамы “Пещера/Выход из пещеры”. Он как раз символизирует процесс рождения, по его проживанию обычно можно даже сказать, как он проходил, но с его помощью можно как-то помочь себе, напитать, поправить то, что возможно.  Проходит в виде сеанса с погружением. Единственное, подходит не всем, на ранних этапах развития, я его просто не рекомендую. Как раз из-за эффектов последействия. Но если чувствуете, что вам важно это сделать, тогда свой запрос присылайте на почту: mail@woman-universe.com

С большой радостью, Евгения Медведева

P.S. Также ниже привожу информацию о матрицах Грофа, взятую из открытых интернет-источников. Свои комментарии можете оставлять ниже.

В созданной Грофом концепции пренатального (дородового) существования человека выделены четыре основных периода, которые сохраняются в человеческом подсознании.

Гроф называет их базовыми пренатальными матрицами (БПМ) и подробно характеризует, что происходит на каждой из этих матриц, что испытывает ребенок, какие бывают особенности проживания каждой из этих матриц и как в последующей жизни БПМ могут влиять на поведение человека.

Каждая матрица формирует своеобразную стратегию отношения к миру, окружающим, самому себе.

4 базовые перинатальные матрицы:

1. схватки (матрица 1);

2. прохождение по родовым путям ( матрица 2);

3. собственно роды (матрица 3);

4. первичный контакт с матерью (матрица 4).

ПЕРИНАТАЛЬНАЯ МАТРИЦА “Изначальное единство с матерью” (внутриутробное переживание до начала родов)

Эта матрица относится к первоначальному состоянию внутриутробного существования, во время которого ребенок и мать составляют симбиотический союз. Если нет какого-либо вредного воздействия, условия для ребенка оптимальны, учитывая безопасность, защиту, подходящее окружение и удовлетворение всех потребностей.

ПЕРИНАТАЛЬНАЯ МАТРИЦА I:

«Матрица наивности»

Когда начинается ее формирование – не очень ясно. Скорее всего, для нее необходимо наличие сформированной коры головного мозга у плода – т.е.22-24 недели беременности. Некоторые авторы предполагают клеточную память, волновую память и т.п. В этом случае матрица наивности начинает формироваться сразу после зачатия и даже до него. Эта матрица формирует жизненный потенциал человека, его потенциальные возможности, способность к адаптации. У желанных детей, детей желанного пола, при здоровой беременности базовый психический потенциал выше, и это наблюдение было сделано человечеством давным-давно.

9 месяцев в утробе матери, от момента зачатия до момента начала схваток – РАЙ.

Даже сам момент зачатия отпечатывается в нашей психике. В идеале ребенок живет в условиях, которые соответствуют нашему представлению о Рае: полная защищенность, одинаковая температура, постоянная сытость, легкость (плавает, как в невесомости).

Нормальная первая БПМ – мы любим и умеем расслабится, отдохнуть, порадоваться, принимать любовь, она стимулирует нас к развитию.

Травмированная первая БПМ может подсознательно формировать следующие программы поведения: при нежелательной беременности формируется программа “вечно я не вовремя”. Если родители думали об аборте – страх смерти, программа “Только я расслаблюсь – меня убьют”. При токсикозе (гестозе) – “тошнит меня от вашей радости”, или – “как можно развиваться, когда дети погибают от голода”. Если мама болела – “если я расслаблюсь, то заболею” Кому трудно вылежать вторую часть процесса в ребефинге – расслабиться, то, скорее всего, были проблемы в первой матрице.

Итак, первая матрица, о которой говорит Гроф, — это долгий период от зачатия до подготовки организма матери к родам. Это время “золотого века”. Если течение беременности не осложняется психологическими, физическими или иными проблемами, если мать желает и любит этого ребенка, ему очень хорошо и уютно в ее утробе. Он напитывается матерью в прямом и переносном смысле — не только завися от нее физически, но и духовно — ее любовью. Завершается этот период (так и хочется сказать, что все хорошее когда-нибудь кончается!) появлением предупреждающих химических сигналов в организме, а затем механическими сокращениями матки. Первичное и привычное равновесие и гармония существования нарушаются, ребенок впервые испытывает психологический дискомфорт.

ПЕРИНАТАЛЬНАЯ МАТРИЦА II

Антагонизм с матерью  (схватки в закрытой матке)

Вторая перинатальная матрица относится к первой клинической стадии родов. Внутриутробное существование, близкое в нормальных условиях к идеалу, подходит к концу. Мир плода нарушен, вначале коварно – посредством химических воздействий, позднее грубым механическим путем – периодическими схватками. Это создает ситуацию полной неопределенности и угрозы для жизни с различными признаками телесного дискомфорта. На этой стадии маточные схватки затрагивают плод, но шейка матки еще закрыта, и пути наружу нет. Мать и ребенок становятся источником боли друг для друга и вступают в биологический конфликт.

Вторая перинатальная матрица: «Матрица жертвы»

Формируется с момента начала родовой деятельности до момента полного или почти полного раскрытия шейки матки. Примерно соответствует 1 периоду родов. Ребенок испытывает силы давления схваток, некоторую гипоксию, а “выход” из матки закрыт. При этом ребенок частично сам регулирует свои роды выбросом собственных гормонов в кровоток матери через плаценту. Если нагрузка на ребенка слишком высока, есть опасность гипоксии, то он может несколько затормозить свои роды, чтобы успеть компенсироваться. С этой точки зрения родостимуляция нарушает естественный процесс взаимодействия матери и плода и формирует патологическую матрицу жертвы. С другой стороны, страх матери, боязнь родов провоцирует выброс матерью стресс гормонов, происходит спазм сосудов плаценты, гипоксия плода и тогда матрица жертвы также формируется патологическая.

При плановом кесаревом сечении эта матрица сформироваться не может, при экстренном – формируется.

От начала схваток до начала потуг – ИЗГНАНИЕ ИЗ РАЯ или

АРХЕТИП ЖЕРТВЫ

Вторая БПМ начинается от момента начала схваток до полного открытия шейки матки и начала потуг. В этот момент сила сжатия матки составляет около 50 килограмм, представьте себе, что такое давление выдерживает тело 3-х килограммового ребенка.

Гроф назвал эту матрицу “Жертва” потому, что состояние жертвы, это когда плохо, на тебя давят и нет выхода.

При этом возникает чувство вины (изгнание из Рая), вина берется на себя: “я был плох и меня изгнали”. Возможно развитие травмы любви (любили, а потом причинили боль и выпихнули). В этой матрице нарабатывается пассивная сила (“меня голыми руками не возьмешь, я – сильный”), терпеливость, настойчивость, умение выживать. Человек умеет ждать, терпеть, переносить неудобства жизни.

Негативы этой матрицы делятся на две группы:

Ø  когда ее нет (кесарево: плановое и экстренное) и

Ø  когда она избыточная.

При недостаточной первой матрице у человека не хватает терпения, ему трудно, например, высидеть урок или лекцию, перенести неприятную ситуацию в своей жизни. Влияние наркоза приводит к “отмораживанию” в жизненных ситуациях, требующих терпения. При экстренном кесаревом (когда схватки были, а потом они прекратились) человеку трудно довести дело до конца. При стремительных родах человек старается решить проблемы очень быстро, “с кондачка”, а если что-то не получается – отказаться.

При избытке второй матрицы (длительные роды) – у человека по жизни проходит сильная роль Жертвы, он притягивает ситуации, когда его “прессуют”, давят, либо начальство, либо в семье, он страдает, но при этом подсознательно чувствует себя в этой роли комфортно. При родостимуляции записывается программа “пока меня не подтолкнут я ничего не сделаю”.

После периода, который призван быть временем блаженства, спокойствия, тишины, умиротворения, “качания в океане материнской утробы”, наступает время испытания. Плод периодически сжимается маточными спазмами, но система еще замкнута — шейка матки не раскрыта, выход недоступен. Утроба, которая столько времени была охраняющей и безопасной, становится угрожающей. Поскольку артерии, снабжающие плаценту, сложным образом пронизывают мышцы матки, каждое ее сокращение ограничивает приток крови, а значит, кислорода, питания для ребенка. Он начинает испытывать всеобъемлющее чувство возрастающей тревоги и ощущение надвигающейся опасности для жизни.

 Гроф полагает, что на этой стадии рождающийся младенец испытывает состояние ужаса и безысходности.

Удивительно, что каждый человек по-своему переживает эту стадию.

Ø  Кто-то “принимает решение” искать выход и все свое состояние подчиняет этому поиску.

Ø  Кто-то сжимается от ужаса и все усилия прилагает к тому, чтобы вернуть прежний покой.

Ø  Кто-то впадает в состояние бездействия, переживая своеобразный паралич.

Некоторые психологи проводят параллели между этой матрицей внутриутробного развития и тем, как во взрослой жизни человек начинает реагировать на измененные ситуации. То, как взрослый человек переживает состояние возрастающей тревоги, как решает проблемы надвигающейся опасности — корни его поведения, возможно, — в том решении, которое было им “принято” в материнской утробе.

ПЕРИНАТАЛЬНАЯ МАТРИЦА III

Синергизм с матерью (проталкивание через родовой канал)

Эта матрица связана со второй клинической стадией родов. Схватки продолжаются, но шейка матки уже широко открыта, и постепенно начинается трудный и сложный процесс проталкивания плода через родовой канал. Для ребенка это означает серьезнейшую борьбу за выживание с сокрушающим механическим давлением и нередко с удушьем. Но система уже не закрыта, и возникает перспектива прекращения невыносимой ситуации. Усилия и интересы ребенка и матери совпадают. Их совместное интенсивное стремление имеет своей целью прекратить это в основном болезненное состояние.

Третья перинатальная матрица: «Матрица борьбы»

Примерно соответствует 2 периоду родов. Формируется с конца периода раскрытия до момента рождения ребенка. Она характеризует активность человека в моменты жизни, когда от его активной или выжидательной позиции нечто зависит. Если мать вела себя в потужном периоде правильно, помогала ребенку, если он чувствовал, что в период борьбы он не одинок, то в дальнейшей жизни его поведение будет адекватным ситуации. При кесаревом сечении, как плановом, так и экстренном, матрица, видимо, не формируется, хотя это спорно. Скорее всего, она соответствует моменту извлечения ребенка из матки в процессе операции.

Потуги и роды – СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ – МАТРИЦА БОРЬБЫ или

ПУТЬ ГЕРОЯ

Третья БПМ охватывает период потуг, когда ребенок продвигается из матки по родовым путям. В норме это длится 20-40 минут.

В этой матрице нарабатывается активная сила (“я поборюсь и справлюсь”), целеустремленность, храбрость, смелость

Негативами этой матрицы также могут являться как ее избыток, так и недостаток.

Так при кесаревом сечении, стремительных родах, выталкивании ребенка люди в дальнейшем не умеют бороться, когда возникает ситуация борьбы их надо толкать в спину. Дети интуитивно нарабатывают эту матрицу в драках и конфликтах: он дерется, его бьют.

Избыток третьей матрицы проявляется в том, что у этих людей вся жизнь – борьба, они все время борются, всегда находят против кого и с кем. Если при этом развилась асфиксия (ребенок родился синенький или белый) возникает огромное чувство вины и в жизни это проявляется игрой со смертью, смертельно опасной борьбой (революционеры, спасатели, подводники, экстремальные виды спорта…). При клинической смерти ребенка в третьей БПМ возникает программа скрытого суицида. Если применялись акушерские щипцы – в действии нужна чья-то помощь, но с другой стороны он этой помощи боится, потому что она болезненная. При разрывах возникает страх своей силы, чувство вины, программа “как только я применю свою силу – это нанесет вред, боль”.

При родах в ягодичном предлежании в жизни люди стремятся все сделать необычным путем.

Третья стадия связана с раскрытием шейки матки. Появляется возможность выхода. Очень важный момент в психологическом плане — сначала человек принимает решение — искать выход или нет, и только потом появляется возможность выхода! В это время ребенок обречен начать “борьбу за выживание”. Независимо от того, “принято” ли им решение выходить либо всеми силами стараться законсервировать ситуацию, маточные сокращения выталкивают его. Он начинает постепенно продвигаться по родовому каналу. Его тело подвергается сокрушительному механическому давлению, испытывает недостаток кислорода и удушье.

 Гроф отмечает, что эти обстоятельства роднят его с мифологическими персонажами, проходящими сложные лабиринты, или со сказочными героями, продирающимися сквозь непроходимые заросли. Если в психике есть отвага к одолению препятствий, если уже созрела внутренняя решимость преодоления, то и прохождение по родовым путям станет для ребенка первым опытом целенаправленного пути. Путь только один — надо родиться. Но как этот путь преодолевает человек, помогают ли ему в прохождении пути или нет, — от этих обстоятельств, по мнению автора теории, зависит многое в дальнейшей его жизни.

По Грофу, именно в этот период закладываются основы большинства поведенческих, психологических и, как следствие, социальных проблем.

Первое серьезное жизненное испытание, которое человек не сумел преодолеть самостоятельно, так как ему “пришли на помощь”, закладывает установку и в дальнейшем ожидать помощи со стороны. Когда ребенок рождается из семейной утробы, психологически отпочковывается от родителей, принимая на себя бремя самостоятельного установления социальных отношений, он “вспоминает” опыт собственного рождения.

ПЕРИНАТАЛЬНАЯ МАТРИЦА IV

Отделение от матери (прекращение симбиотического союза с матерью и формирование нового типа отношений)

Эта матрица относится к третьей клинической стадии родов. Мучительные переживания достигают своей кульминации, проталкивание через родовой канал подходит к концу и вот крайнее напряжение и страдание сменяются неожиданным облегчением и релаксацией. Завершается период задержки дыхания и, как правило, недостаточного снабжения кислородом. Ребенок совершает свой первый глубокий вдох, и его дыхательные пути раскрываются. Пуповину перерезают, и кровь, которая до этого циркулировала по сосудам пуповины, направляется в легочную область. Физическое отделение от матери завершилось, и ребенок начинает свое существование в качестве анатомически независимого существа. После того как снова устанавливается физиологический баланс, новая ситуация оказывается несравненно лучше, чем две предшествовавшие, но в некоторых – весьма важных – аспектах она хуже, чем первоначальное ненарушенное первичное единство с матерью. Биологические нужды ребенка не удовлетворяются на непрерывной основе, нет и постоянной защиты от перепадов температуры, раздражающих шумов, изменения интенсивности света, от неприятных тактильных ощущений.

Четвертая перинатальная матрица: «Матрица свободы»

Начинается с момента рождения и формирование ее заканчивается в либо в период первых 7 дней после рождения, либо в первый месяц, либо создается и пересматривается всю жизнь человека. Т.е. человек всю жизнь пересматривает свое отношение к свободе и собственным возможностям, учитывая обстоятельства своего появления на свет. Разные исследователи по-разному оценивают продолжительность формирования 4-й матрицы. Если ребенок по некоторым причинам разлучен с матерью после рождения, то во взрослом возрасте свободу и независимость он может расценивать как обузу и мечтать о возвращении в матрицу невинности.

От момента появления на свет до 3-9 суток – СВОБОДА + ЛЮБОВЬ

Эта матрица охватывает период от момента выхода ребенка на свет и до 5-7 дня после родов. После тяжелого труда и переживаний родов ребенок получает свободу, его любят и принимают. В идеале мама должна взять ребенка на руки, дать грудь, ребенку необходимо почувствовать заботу, любовь, защищенность и свободу, облегчение. К сожалению, в наших роддомах только в последние годы стали задумываться и претворять в жизнь принципы нетравматичной четвертой матрицы. У большинства из нас, к сожалению, подсознательно свобода ассоциируется с холодом, болью, голодом, одиночеством. Настоятельно рекомендую всем прочитать книгу Лебойе «Рождение без насилия», где очень ярко описываются переживания ребенка в родах.

В связи с родовым опытом у нас также определяется опыт любви в нашей жизни.

Любить можно по первой БПМ и по четвертой.

Любовь по первой БПМ напоминает помещение любимого человека в искусственную матку: “Я для тебя все, зачем тебе другие – у тебя есть я, давай все делать вместе….”Однако такая любовь всегда заканчивается, и через условные 9 месяцев человек готов погибнуть, но вырваться на свободу.

Любовь на четвертой БПМ – это сочетание любви и свободы, любовь необусловленная, когда ты любишь независимо от того что другой человек делает и даешь ему свободу делать все, что он хочет. К сожалению, для многих из нас это чрезвычайно трудно.

Существуют также другие ситуации, связанные с родами, например, если ребенка ждали мальчиком или девочкой, а он родился другого пола, возникает травма половой идентификации (“оправдаю ли я надежды родителей”). Часто эти люди пытаются быть другого пола. Если недоношенного ребенка помещают в кювез, то подсознательно возникает барьер между собой и миром. В случае близнецов человеку необходимо чувство, что кто-то рядом, при родах у второго возникает травма брошенности, что его предали, от него ушли, а у первого – вина, что он бросил, оставил.

Если у матери были аборты до этого ребенка, они записываются в психику этого ребенка. Можно переживать страх насильственной смерти и чувство вины, страх дать себе свободу (вдруг опять убьют). Обезболивание в родах может оставлять программу, что мою боль не чувствуют или одурманивание.

Четвертый период — собственно роды.

 Гроф полагает, что это завершение подвига. Резкая смена всех предшествующих условий существования — переход от водного к воздушному типу существования, изменение температурного режима, действие сильнейшего раздражителя — света, действие атмосферного давления, — все эти условия в комплексе обусловливают сильнейший стресс всего организма новорожденного. По мнению большинства психологов, именно родовой шок позволяет психике ребенка так интенсивно развиваться в первые три года жизни. Существует мнение, что никогда человек не бывает так близок к смерти, как в момент рождения. И вместе с тем именно после этого испытания становится возможным невозможное в другие периоды жизни. За три года после своего рождения любой ребенок осуществляет такую интеллектуальную программу, которая не по силам даже Нобелевскому лауреату. И подвиг рождения является одной из главнейших причин таких достижений.

Стремительные роды, кесарево сечение, преждевременные роды — это сильнейший стресс для ребенка, который потом, по мнению Грофа, негативно отразится на его психике и физиологии.

Но полноценным грудным вскармливанием до года, хорошим уходом и любовью можно компенсировать негативные пренатальные матрицы. И любящая мама знает и чувствует это и без всяких теорий.

Вероятно, каждая стадия биологического рождения имеет специфическую дополнительную духовную составляющую. Для безмятежного внутриутробного существования – это переживание космического единства; начало родов параллельно переживанию чувства всеобъемлющего поглощения; первая клиническая стадия родов, сжатие в закрытой маточной системе, соответствует переживанию “нет выхода” или аду; проталкивание через родовой канал во второй клинической стадии родов имеет свой духовный аналог в борьбе между смертью и повторным рождением; метафизическим эквивалентом завершения родового процесса и событий третьей клинической стадии родов служит переживание смерти Эго и повторного рождения.

Первая матрица имеет особое значение.

Процесс ее формирования обусловлен сложнейшими процессами развития плода, его нервной системы, органов чувств, различными двигательными реакциями. Именно первая матрица делает способным организм плода и рождающегося ребенка формировать сложные психические акты, например, при обычном положении плода она отражает биологическое единство плода и матери.

При идеальных условиях так оно и есть, и образуемая матрица проявляется отсутствием границ сознания, “океаническим сознанием”, связанным “с природой – матерью”, дающей пищу, безопасность, “блаженство”. При действии неблагоприятных факторов в течение первых месяцев и лет жизни может появиться симптоматика, содержанием которой будут неосознанная опасность, “неприветливость природы”, извращенные восприятия с параноидным оттенком. Предполагается, что при возникновении у такого человека уже в зрелом возрасте психического расстройства, основной симптоматикой будут параноидные нарушения, ипохондрия. При различных осложнениях в течение беременности (гипоксия внутриутробного плода, эмоциональные срывы у матери во время беременности, угроза прерывания беременности и др.) формируются воспоминания о “плохом лоне”, паранойяльноемышление, неприятные телесные ощущения (дрожь и спазмы, синдром “похмелья”, отвращение, ощущение подавленности, галлюцинации в виде встречи с демоническими силами и т.д.).

Вторая матрица формируется в течение относительно короткого периода времени (4-5 часов) при усилении схваток. Плод впервые после периода “блаженства” и безопасности, начинает испытывать сильное внешнее давление, агрессию. Активация этой матрицы при действии неблагоприятных факторов на протяжении последующей жизни человека может приводить к выявлению в нервной системе пациента, т.е. в памяти ситуаций, угрожающих выживанию или целостности тела человека. Возможны и переживания нахождения в замкнутом пространстве, апокалиптические видения мира, зловеще окрашенного в темные цвета, чувство страдания загнанности в ловушку, безвыходной ситуации, которой не видится конца, чувство вины и неполноценности, бессмысленность и абсурдность человеческого существования, неприятные телесные проявления (ощущение гнета и давления, сердечная недостаточность, жар и озноб, потливость, затрудненное дыхание).

Конечно, все положения о матрицах в значительной степени являются гипотезой, но некоторые подтверждения гипотеза получила при изучении пациенток, перенесшихкесарево сечение. Последнее приводит к тому, что рождающийся посредством кесарева сечения ребенок не проходит 3-ю и 4-ю матрицы. Значит, эти матрицы не могут проявиться в последующей жизни.

С. Гроф, специально занимавшийся этим вопросом, делает вывод, что “достигнув уровня рождения под гипнозом те, кто был рожден кесаревым сечением сообщают о чувстве неправильности, как будто они сравнивают способ, каким пошли в этот мир с какой-то филогенетической или архетипической матрицей, показывающей каким должен быть процесс рождения. Удивительно, как им явно не хватает переживания нормального рождения – содержащегося в нем вызова и стимула, столкновения с препятствием, триумфального выхода из сжимающего пространства”.