Начался сразу же после участия в выездной конференции, которую ежегодно проводит наш институт и которая обязательна для получения сертификата специалиста. А после конференции мое состояние напоминало выжатый лимон или мясо, которое пропустили через мясорубку в надежде, что получится отличный фарш, годный для разных форм. И он бы получился, если бы ему дали время отлежаться, привыкнуть к новому качеству, впитать и усвоить все целебные свойства из пройденных на конференции мастер-классов.

Но такого времени, к сожалению, не дали (и чего тут жаловаться, вы же сами выбрали пройти инициацию) – нас тут же бросили в топку самых непростых, на мой взгляд, тем – это работа со страхом смерти (а также утраты, эта тема считается одной из самых сложных во всей терапии) и буквально через какое-то время работа со знаменитыми битвами – с драконом, пауком, злодеями, Кощеем и пр. – это. по сути переплавка внутренних страхов, ограничений, родительских установок, травм и сформировавшихся защит, агрессии во что-то другое – новые адекватные защиты, полезные, служащие личности состояния и действия (например, см. рисуночный интенсив “Побег из тюрьмы бедности“).

Помню, как мои внутренние битвы отражались вовне – в офисе прорвало трубу с горячей водой, дома потекли батареи, трубы – со слесарем я уже привычно здоровалась и виновато улыбалась в ответ на его “опять?”, платежи задерживались, суд по делу двенадцатилетней давности, конфликты на пустом месте… Не зря после битв не рекомендуется садиться за руль, заниматься деятельностью, требующей концентрации внимания, выяснять отношения… и быть готовыми к столкновениям и к тому, что они пройдут – некоторые ситуации разрешаются чудесным образом за несколько часов и дней, главное, не поддаться панике.

И этот процесс сам по себе непростой, похожий на разворот на 180 градусов – делали так, а теперь будем по-другому, к тому происходит колоссальное освобождение и очищение – и внутреннему миру нужно дать время и возможность все это переработать, переплавить, пройти “огонь, воду и медные трубы”. А времени как раз не было – приходилось идти дальше – осваивать следующие темы – работу с парами, переходить на следующий уровень в работе со зрелыми мужскими и женскими архетипическими функциями.

Темы страха смерти и битвы, наверное, подняли столько энергии, что одновременно я чувствовала себя переполненной, я поняла, что если сейчас не начну отдавать имеющиеся знания, меня разорвет. И с января прошлого года я начала проводить рисуночные интенсивы, где вначале участвовали один-два человека, постепенно набирая популярность.

Они стали моей отдушиной – не требовали много сил (все же участники в них с основном всю работу делают самостоятельно по предложенным заданиям, но получая обратную связь по каждому рисунку), но давали возможность применять все те знания, которые у меня были, учиться видеть, что за процесс стоит за каждым образом клиента, выраженным через рисунок на листе бумаги (см. статью «Почему именно рисуночные интенсивы?»).

(на рисуночных интенсивах мы работаем с образами, которые отражают состояние внутреннего мира по определенному запросу, а рисунок – возможность этим состояниям проявиться – посмотреть, что внутри и как это можно изменить в более гармоничную для себя сторону).

Но усталость накапливалась, моя способность усваивать новое без перерыва сильно уменьшилась, и в какой-то момент я почувствовала, что на следующую ступеньку карабкаться не могу – у меня случился кризис, который стал самым ярким воспоминанием за все время учебы. Проучившись ровно 1,5 года мой внутренний мир сказал “стоп, я больше не могу”.

Я физически не могла присутствовать на занятиях (они шли каждую неделю, с перерывом только на новогоднюю и неделю первомайских праздников). Все мое тело протестовало, я пыталась слушать то, что говорят на занятии и не слышала. Я перестала на какой-то момент вообще воспринимать ту информацию, которую пыталась донести до нас наставница. Я просто сидела рядом с компьютером, а в нем что-то происходило.

И передо мной встал выбор: или я беру академический отпуск и через год присоединяюсь к следующей группе или я собираюсь с силами и продолжаю.

Это был март. До конца обучения – еще минимум полгода, не включая экзамены, а я застряла в ощущении “не могу больше”.

Этот вопрос я вынесла на свою личную терапию (у нас обязанность пройти 100 часов личной терапии) и мой терапевт мне совсем нетерапевтично сказала: “Делайте, что хотите, но держитесь, заканчивайте учебу. А я с вами”.

Я обдумывала ее слова, была бесконечно благодарна за поддержку, но не находила обычных физических сил, чтобы идти дальше. Единственное, чего мне хотелось, – это лежать, чтобы меня никто не трогал, или заниматься каким-то спортом. Лежать, затем немного подвигаться, затем снова лежать. И не вспоминать про учебу.

Но не бросить мне помогла моя коллега Юлия Котина, с которой мы часто вместе отрабатывали учебные задания. Она не была так категорична как терапевт – она лишь написала, что любое мое решение будет хорошим – даже если я сейчас не смогу, это нормально, я смогу сделать это позже или вовсе не делать.

И я плакала от понимания, что у меня есть выбор и что выбор “не идти дальше” – это тоже не плохой выбор. Для меня он был “плохим”, потому как я привыкла идти до конца – решила – делай.

Я решила попробовать пройти немного дальше – оплатить следующий месяц обучения и посмотреть, как пойдет. В течение всего месяца я резко сократила учебную нагрузку (убрала дополнительную работу в учебных тройках, перестала читать литературу, переслушивать занятия, ходить на супервизии), а старалась больше отдыхать, гулять, практиковать физические нагрузки. В этот момент, как это ни странно, меня поддержали не самые близкие, а мой терапевт, и моя коллега, которая успела стать хорошей подругой.

Близкие, наоборот, категорично заявили, что раз мне так нехорошо относительно того, что я делаю, то я должна это бросить, ведь ничего страшного не произойдет, а позаботиться о своем самочувствии я должна в первую очередь.

– Не мучайся ты так, – авторитетно заявила мама, – это того не стоит.

Да, не стоит – вторили ей остальные.

Если бы это не было для меня важно, я бы давно бросила и не обращалась за поддержкой, – недоумевала я.

На самом деле мне нужно было помочь справиться, пережить непростые состояния, выслушать мои сомнения, дать мне возможность почувствовать плечо поддержки, и оставить пространство для принятия самостоятельного решения, а не давать мне советы «бросай».

Совет мне был не нужен, я сама понимала, что хочу продолжать, более того, он в чем-то был вреден, так как еще больше подрывал веру в мои силы, мне нужно было помочь справиться. И эту помощь оказывали мой терапевт и коллега, которые понимали через что я прохожу, с какими трудностями сталкиваюсь и как меня поддержать по-человечески и профессионально. И постепенно я втянулась обратно.

И тут произошло самое интересное – в тот момент, когда я начала выбираться из своего “не могу”, я вдруг поняла, что начинается самый важный для меня этап в обучении. Вместо бесконечного желания быть клиентом, вместо жалоб “не могу”, нарциссического фокуса внимания на себе я начала понимать, что значит быть специалистом (по инициациям мужской и женской зрелости). Начало формироваться сознание специалиста – внутри укладывались основы метода, базовые навыки довелись до автоматизма, а правила и инструменты начали работать в нужный момент. Я это чувствовала во время каждой сессии с учебным или настоящим клиентом – она начала протекать естественно, складываться, постепенно превращаясь в путь исцеления и трансформации.

Но самое главное – это даже не инструменты для работы, не полученные навыки и в какой-то степени шаблоны, а понимание – почему так, а не иначе? понимание, что именно помогает? в чем терапевтическая суть? почему именно инициация, что это такое и в чем ее важность? в чем моя роль?

Начала появляться глубина, начало осознаваться мое “могу”. Усталость при этом никуда не делась, но интерес стал перевешивать. Он лежал в 2х плоскостях – азартное, а смогу ли я? а продержусь ли я еще немного, а затем еще чуть-чуть? 2е, стало безумно интересно, а кто такой специалист?

И уже на интересе, а не силе слова “надо” я все же дошла до конца обучения.

С радостью, Евгения Медведева

Продолжение истории (часть 3) – тык сюда