Сейчас сказкотерапия как направление в психологии набирает свои обороты. И мне нравится этот метод – он эффективен, когда служит своим целям.

А вот когда сталкиваюсь с интерпретацией сказок, то здесь каждый видит своё.

Особенно меня удивляет прямая трактовка сказки – мол, Настенька бесит, глазки в пол, жертва вечная, дикие лебеди ничего не сделали, чтобы изменить ситуацию, ждали спасения, король женился непонятно на ком, а потом бросил в темницу, не разбираясь, и все достижения через жертвенность и страдания…

👉🏻И такой вывод: о чем эти сказки? – да ни о чем. У кого-то еще и обида проскальзывает – куда делось все волшебство, таинство, желание увидеть, что станет с героями?

✅ Но что такое сказка? Для кого она? Прежде всего для детей и представляет собой – фольклор, народное творчество, которое передается устно. А раз народное творчество (на основе которого потом составлялись сборники разных авторов), то оно весьма иносказательно, но при этом все образы несут дух своего времени и описывают понятным языком.

👉🏻Например, через животных. Это сейчас большая часть людей не видела корову вживую, тогда чаще всего видели. И как объяснить что-то детям, если не через призму взаимодействия с животными, природой. Люди были ближе к природе, земле, на что и опирались в фольклоре.

Все имело свой символизм и свой дух – живая вода, дух леса, Баба-яга как старшая женщина, которая лечила заговорами, могла младенцев сожрать или в печку запихать (раньше был такой обряд). Особенно в религиозные периоды гонений на женщин всех те, кто обладали какой-то силой, признавали ведьмами, их реально боялись. В этом свете Баба- Яга становится очень похожим колоритным персонажем.

Многие люди не бывали дальше родной деревни и о мире знали по рассказам церковника, сказителя, который путешествуя, к ним забрел, и преданий, передаваемых от старшего поколения, а их текущая жизнь разворачивалась прямо перед глазами.

👉🏻Принцы и принцессы существовали, короли и королевы тоже. Строгая иерархия, сословное деление – и обычному человеку до человека королевских кровей – не просто далеко, а это зачастую два противоположных мира. А авторство сказов в основном народное, и что там происходит – никто не знает, кроме, возможно, слуг, которые разносят слухи.

👉🏻Если смотреть, то в то время Европа была очень религиозной, Россия тоже, жизнь была не отделима от религии и рассматривалась через призму религиозного восприятия (что отношения, что служба и пр). В ней четко делилось на зло-добро, есть злые персонажи, есть добрые, женщина была агнецом божьим, глазки действительно важно держать в пол, сохранять добродетель. И в сказках это можно увидеть – быть на стороне добра.

👉🏻Жестокость была нормой – головы рубили, руки-ноги тоже. Или вешали, применяли другие виды наказаний. Это было частью общественного устройства. В сказках и пальцы рубят, и людоеды, и волки съедают. Сейчас звучит дико, а когда-то было нормой.

Шарль Перро умер в 1702 году. Если посмотреть на Андерсена, то у него уже сказки в духе его времени, особенно “Стойкий оловянный солдатик”, “Огниво”. “Щелкунчик” Гофмана был опубликован как раз после наполеоновских войн. Наш Афанасьев, Аксаков тоже работали в начале-середине 19 века. Бажов немного позже.

Каждая сказка несет дух своего времени. Время меняется, соответственно будут меняться и сказки, сюжеты, истории.

✅Сейчас в психологии очень ярко представлена тема треугольника Карпмана, и любую сказку можно интерпретировать через призму “жертва-тиран-спасатель”, причем зачастую буквально, принц – спасатель, принцесса – жертва, мачеха – тиран, отец – безвольная тряпка.

✅Также сейчас много работы идет с психологическими травмами. Раньше такого понятия не было. Сейчас механизм работы с травмой в достаточной степени проработан – как возникает расщепление в психике, как начинает действовать выживающий механизм, как уязвимую часть, которая не смогла справиться, накрывает броней и вместо нее появляется другая часть – правильная, хорошая, идеальная и пр.

И многие сказки тоже можно рассматривать как травматику – лиса сожрала Колобка – произошло поглощение, Русалочка – травма с фиксацией на оральной стадии – ей не хватило матери, потом не могла говорить о своей любви, созависимость, жертва собой ради принца и великой любви.

👉🏻👉🏻👉🏻Кто что увидит, тот с тем и работает. Можно смотреть под разными углами, благо материал сказки позволяет это делать, никогда не догадаешься, в чем истина.

Это не значит, что какая-то интерпретация верна, а какая-то нет. Это значит, что каждое понимание сказки служит своей цели – работе с травмой, с ощущением беспомощности и жертвенности или чему-то другому.

✅В инициационной терапии мужской и женской зрелости по Т.Василец тоже есть своя интерпретация – она служит цели инициации – переходу на следующий этап взросления внутреннего мужского и женского начала. т.е. по сути мы входим в контакт со своей женской частью или мужской (Анимус для женщины) позволяем вслед за героями сказки пройти испытания и выйти на следующий уровень – у каждого этот уровень свой (подробнее, например, здесь: https://bit.ly/3g5kYL8).

Я до сих пор вспоминаю мощную женскую силу Бабы Яги, сияние волшебных волос Рапунцель, это удивительное женское состояние, смирение перед жизнью и разными ее аспектами в роли Настеньки, заодно почтение к тем силам, которые намного больше меня, глубинный контакт с собой и удивительную тишину, когда я была Нарциссом (юношей, который превратился в цветок), бесценный опыт наращивания плоти женщины-скелета и соединения с сердцем…

Это все тот опыт, который я бы никогда не получила, не соединившись с героями сказок с инициационной целью и этот опыт не стал бы моей опорой.

С радостью, Евгения Медведева