Прежде чем приступить к инструментам, скажу важную, на мой взгляд, вещь, которая может определить ход терапии, – все сопротивление и другие состояния, которые связаны с ранней травмой (приступы, сильнейший страх, невозможность что-то сделать), – это не враг-враг, с которым нужно бороться и победить любой ценой, погасить, избавиться, – это симптомы защитных механизмов, которые когда-то сформировались и которые сделали все, чтобы психика в тот момент не рассыпалась, а вы выжили. Их задача была из всех сил защитить вас.

Многие клиенты в терапии вспоминали ощущение, будто не хотели рождаться, был опыт трудного рождения или разрыв контакта сразу же после – т.е. некий ранний трудный или травматичный процесс. В тот момент психическая деятельность уже есть, но она не сформирована и защитные механизмы встают автоматически, закрывают в изоляцию все то, что можно закрыть и спасти (как правило, это подлинное я, селф/self,  самость), чтобы была возможность справиться с непереносимыми переживаниями – они защищают от всего и сразу, чтобы психика не рассыпалась, а человек смог жить дальше.

Вот так коряво, но защищает. По мере взросления эти защиты становятся неуместными, психическая реальность уже давно изменилась, а защиты продолжают действовать, да еще в каких-то случаях и усиливаются, мешают выполнять работу, вызывают кучу сопротивления прочих непонятных состояний, соматики, но с ними можно работать.

Единственная здесь особая трудность, что вот на таком базовом раннем сформированном защитном механизме психики начинают формироваться модели организации личности. Грубо говоря, это как строить дом на развалинах – можно конечно, но что уж там настроится.

Поэтому может сформироваться много искажений, которые совсем не соответствуют действительности, но человек продолжает действовать, воспринимать и ощущать, будто это действительно так, как в тот травматичный момент. Сюда входят все знаменитые детские решения, например, “если буду хорошей, то мама вернется/буду идеальной, меня не отвергнут” и пр. 

Плюс вот в таких узких травматичных местах психика часто достраивает фантазийную реальность, т.е. имеющуюся дыру/рану/шрам затыкает фантазией, которая также может быть совсем далека от реальности. Во взрослом варианте это часто звучит как оправдание (я не могу, не делаю, потому что…). В детском, например, “это не моя мама, моя мама – это тетя Оля, которая мне приветливо улыбается” и дальше разворачивается целая фантазия о том как хорошо, что у меня такая мама. В особо тяжелых случаях человек внутренне уверен, что это правда (только вчера с этим столкнулась).

Это не плохо, не хорошо, это попытка психики спасти себя от того, с чем она не может справиться.

Еще в какой-то момент очень важно принятие того, что есть, – всех таких защитных механизмов, которые сформировались когда-то. Принятие того, что есть, дает возможность видеть, что происходит, как оно происходит,  а в этом уже заложена половина решения (стратегии исцеления), вместо желания переделывать себя, чтобы всего этого не было и пр.

Когда есть принятие, внутренний мир начинает себя чувствовать в большей безопасности, он перестает на любую попытку изменения реагировать сильным сопротивлением, опять же потихоньку начинает отпускать хватку защитных механизмов, соглашается увидеть другую реальность и даже делать шаги в направлении изменений.

Это принятие очень похоже на то, когда на тебя смотрит большая, гармоничная, теплая, мудрая фигура, смотрит с любовью – тебе можно быть такой, какая ты есть, можно быть со всей своей болью, бессилием, разрушительной частью, со всеми страхами и фантазиями, способностями и улыбкой. Можно быть всему тому, что есть в вас, таким, какое оно есть – без оценки.

В какой-то момент эта фигура берет тебя за руку и ты ощущаешь телесно тепло и опору – можно встать на ноги, исследовать себя и этот мир, делая нужные шаги.

Когда для вас создают такое пространство принятия, вы начинаете чувствовать себя безопасно, начинаете раскрываться (попутно отреагируя травматичный опыт) и проявлять свои лучшие качества.

Это важно, чтобы напитать то раннее состояние, того маленького ребенка, для которого ощущение безопасности является базовым. Для взрослых людей инициации проходят совершенно по-другому.

Какие есть инструменты:

Можно напрямую проживать травматичные моменты, например, есть техники регрессии, благодаря которым можно вспомнить и перепрожить то, что было.

В какой-то момент это очень важно сделать, это может помочь перенаправить в другое русло видение психической картины, которая разворачивается, но после того как для этого накоплен ресурс.

А на ранней стадии терапии это чревато ретравматизацией, причем повторную травматизацию (и ситуацию, когда человек не может справиться с возникшим эмоциональным состоянием) может вызвать даже обсуждение и воспоминание. К тому же, психика поначалу может и не пустить в эти воспоминания.

Осознавать может лишь более взрослая часть, когда человек в ранней травме, он реагирует, у него целый набор реакций-симптомов, с которыми непонятно что делать и непонятно почему они всплывают (потому что произошли в том возрасте, когда были только стимул-реакция).

Именно поэтому разговорные техники, которые направлены на осознание, что все не так, как кажется, зачастую не работают (человек может все понимать, но продолжать ощущать что-то трудное), потому что вначале нужно снять хоть в какой-то степени эту реакцию (симптом), чтобы появилась возможность осознанию проявиться.

И это можно делать с помощью образов, символов, сказочных персонажей, архетипов. Как показала практика внутренний мир с этим легче работает, обходя логику и естественное сопротивление, которое при этом возникает, легче откликается и легче идет в перемены – это когда внутренняя психическая реальность начинает меняться (например, вы больше не чувствуете себя ненужным никому и лишним на всей земле).

Что можно сделать (используя инструменты инициационной терапии мужской и женской зрелости):

1. Можно взять сопротивление (любые другие телесные ощущения и чувства) и отреагировать его, представить в виде стихии, природного явления, животного и пр. и повзаимодействовать с ним, посмотреть как будет разворачиваться процесс.

2. Чтобы наполнить внутренний мир ресурсами, можно использовать стихии – они очень близки к ранним переживаниям. По мере того как они проживаются, внутренний мир напитывается важными и естественными для него состояниями и начинает разжимать хватку защит. Это огонь, ливень, водопад, теплая земля, легкий бриз, ласковое море и другие мягкие, теплые, напитывающие образы.

3. Чтобы поменять сложившиеся защитные механизмы, мы работаем с Анимусом – внутренним мужским началом.

Есть такая точка зрения, что во внутреннем мире есть Анимус и Анима как в личности мужчины, так и женщины. И истинное мужское по своей природе является защищающим – это такой встроенный естественный защитный механизм, который работает адекватно текущей реальности, а не вынужденный защитный механизм, который из страха защищает от всего подряд. И по мере роста во внутреннем мире Анимуса, его защищающей способности, постепенно меняется защитный механизм.

Сюда же относятся все отцовские защищающие и питающие образы. На основе отцовского растет внутренний романтический персонаж (зрелый внутренний мужчина-партнер) – Дед Мороз, Мудрец, Богатырь, Добрый Волшебник и другие.

4. Также важна работа с архетипическими образами и персонажами и предметами. Чем хороша такая работа – в каждом архетипическом образе содержится ресурс, вложенный коллективным сознанием человечества, его верой. Этот ресурс может впитать в себя психика (внутренний мир) и тем самым встроить нужные кирпичики в личности (модели восприятия/состояния/действия).

Например, проживаем куколку василисы на интенсиве по сказке “Василиса”, девочки в жизни начинают больше прислушиваться к себе, чувствовать, что откликается, что нет.

Хочется почувствовать дарящего, благословляющего отца, которого не было, можно использовать образ купца из сказки “Аленький цветочек”. Не было теплой мамы, можно воспользоваться образом теплой течки и так далее. Не умеете проявлять женственность, вот то женское излучение, которое есть в каждой женщине, можно воспользоваться образами царевны-лебедь, Василисы Прекрасной и др.

5. Очень важна работа с телом через психику (у ранних травматиков они часто раздельны и находят слабый контакт друг с другом).

У младенца после рождения начинает формироваться сначала кожное я (это границы личности – здесь заканчиваюсь я – там начинаются другие люди). Затем, когда он начинает держать голову, активно хватать, двигаться, манипулировать с предметами, бросать их, поднимать, а затем и пытаться ходить, то формируется и мышечное я – мышечная радость и ощущение “я могу”.

Эти внутренние опоры и границы можно доформировать, включив тело полностью в свое психическое восприятие. Они также являются базой состояния “я есть”, “я – живая” и пр.

……………………………………………………………………………………………….

На самом деле все гораздо тоньше, много работы поля (когда из нашего взаимодействия рождается что-то ценное, что помогает раскрываться или когда человек просто считывает тот путь, который я прошла).

И инструменты гораздо разнообразнее – я не зря привела картинку музыкальных инструментов – потому что механизм очень похож – ты нажимаешь на клавишу, задеваешь струну и в ответ человек говорит, откликается или нет, становится ясно, попала ты в ноты, складывается общая мелодия исцеления или нет. Но основная механика работы, думаю, понятна и кому-то может оказаться полезна.

С радостью, Евгения Медведева