drama-masksДрама нужна жертве, чтобы чувствовать себя жертвой и жертвовать собой (частью себя, чем-либо своим)…

Драма нужна спасателю, чтобы складывалась такая ситуация, в которой обязательно нужно кого-то или что-то спасти…

Драма нужна тирану (преследователю), чтобы также сложилась ситуация, в которой можно было потиранить (даже себя)…

Драма – это пища для драматического треугольника. Это его центр и его суть – разыгрывать драму, давая возможность сыграть все 3 роли, ходить по кругу, переходя из роли в роль. Уберите драму – треугольник исчезнет. А в основе драмы – лежит состояние жертвы, либо како-либо аспект этого жертвенного состояния.

Играть эти роли не значит жить. Это значит играть в жизнь, в ее спектакль, в ее драму, не видя ничего лучшего. А между тем это лучшее существует, оно совсем рядом, только вот многие привыкают протягивать руку драме, а не счастью. И тоже так делала.

Так, когда я научилась плавать, то часто помогала людям выбраться из воды, протягивая руку помощи. С тех пор протягивать руку помощи приходилось очень часто, это стало естественным – спасать кого-то. А я чувствовала себя очень нужной людям и очень хорошей. При этом количество спасаемых не уменьшалось, как это ни странно, а наоборот увеличивалось – куда бы я ни пошла, везде оказывалось кого спасти.

Мне нравилось помогать другим, но только гораздо позже я поняла, что “помогать” для меня значило “спасать”.

Сейчас, когда драма уже не нужна, мне совсем не хочется спасать. Я даже спокойно пройду мимо, могу даже не обратить внимания, даже зачастую не предлагаю помощь… О ужас! Раньше бы это у меня вызвало кошмар и чувство вины – равнодушная, бесчувственная, как так можно…

Нет. Просто я подлинно поняла, что значит “ты можешь дать лишь то, что имеешь сама/кем являешься сама”.

Я могу поделиться своим потоком счастья, потоком вдохновения…

Могу поделиться своей радостью, благо в последнее время очень часто её испытываю…

Могу поделиться своим состоянием благополучия – все хорошо в моей жизни.

Могу поделиться инструментами обретения мудрости, которые помогли мне, могу провести через внутренние процессы осознания, принятия каких-то частей себя, чувств, помочь прикоснуться и исцелить травмы…

Но я не могу дать того, чего у меня нет внутри (даже то, что ментально осознала, но не пожила на опыте – этого тоже не могу дать). Как бы мне не казалось обратное. Например, мне казалось, что я уважаю других, но на самом деле пока внутри не было взращено чувство глубокого уважения к себе – уважения к другому не было. Это была иллюзия, в чем-то притворство, в чем-то маска “так нужно”. А на самом деле никого я не уважала – ни себя, ни других.

И если я бросаюсь помогать в смысле спасать (что меня было равноценно), то еще больше втягивалась в этот треугольник и создавала еще больше драмы, преумножая состояние сознания жертвы.

Я поняла, что значит выражение “благими намерениями выложена дорога…” Как раз спасательство сюда относится. Хотя намерения самые благие – помочь человеку. Но вот помощь помощи рознь. Подлинной помощью может быть – дать то, что у тебя в избытке, поделиться обретенной мудростью, дать возможность человеку самому пройти через его опыт, поддержав на пути…

Если нужно отгоревать, прожить что-то тяжелое, то позволить прожить это, но не впадать в драму. Многим она вообще заменяет жизнь (судя по тому, что показывают в ТВ и происходит вокруг). Нужно прожить боль – позволить себе/другим прожить, но опять же не создавать из этого драму, а из драмы страдание. Можно проживать боль, но при этом не страдать.

Но бросаться спасать сейчас больше нет необходимости, поскольку пришло глубокое осознание, что за этим стоит, почему я это делала – мне хотелось, очень хотелось чувствовать себя нужной, важной, полезной, хорошей… или чтобы взамен меня полюбили (позаботились, что-то дали…).

Потому что внутренний ребенок чувствовал себя плохим, очень плохим (очень плохой девочкой). И чтобы этого не чувствовать я стремилась быть хорошей и отчаянно стремилась делать хорошие дела, чтобы почувствовать себя хорошей.

Ведь в основе драмы может лежать и чаще всего лежит какая-то травма/рана и/или конфликт, которые можно решить другим путем, не прибегая к разыгрыванию ролей треугольника. И если справляешься с травмой, конфликтом, что драма становится не нужна.

И действительно, как только я признала все свои чувства, от которых так старательно бежала, приняла, обласкала каждую частичку себя – ту, которая ранена, ту, которая травмирована, ту, которая боится, которая чувствует себя ненужной… – а по сути те части себя, которые чувствовали и считали себя жертвами, то необходимость создавать драму отпала. Помню, даже количество клиентов резко снизилось. Вначале я не поняла, почему? А потом поняла, что мне не нужны больше те, кого нужно спасать. А нужны те, кто взял на себя ответственность за свои состояния и готов с ними работать.

Сейчас еще вспомнила, что я очень любила драматизировать. Это ощущение драматичности мне было очень нужно. С одной стороны, оно поддерживало мои травмы. С другой стороны, давало мне возможность почувствовать себя живой, чувствовать хоть что-то, если радость и счастье не получается (см. статью “зависимость от сильных эмоций или почувствуйте себя живыми”).

А если этого не нужно, то нет и нужды создавать драму, она больше не нужна, ей больше нет места в моей жизни. Вообще. Ни в каком виде. Ни под каким соусом. Зачем нужна драма, если есть счастье. Лучше протягивать руку счастью. А всех остальных оставить в покое.

Тогда понимаешь, что счастье повсюду, приходит умение его видеть, его чувствовать и его создавать… своими чувствами, своими руками. И идти рука об руку со счастьем.

С любовью, Евгения Медведева

Это может быть интересно:

Три лица жертвы
Травма: лучший друг и самый страшный враг в одном лице
Голод по подлинной женской и мужской природе