Из сотен, возможно уже тысячи образов (исцеляющих переживаний, которые ведут к встрече с собой), которые я сама проживала и свидетелем которых я была в качестве специалиста, я выбрала те, которые меня трогают больше всего и побуждают задуматься или действовать по-другому. И ниже содержание одного из таких.

Мне не хочется давать интерпретацию того, что происходило в нем – мне хочется, чтобы вы примерили его на себя:

Что я чувствую, читая это?

Есть ли что-то похожее в моей жизни?

Если да, то что я в связи с этим чувствую? А что буду делать?

Я вижу кладбище, точнее вход в него. Оно обнесено забором, а вход в него обозначен массивными коваными воротами. На воротах выгравирована какая-то надпись. Она на непонятном мне языке, но кажется что-то наподобие фразы: «оставь надежду всяк сюда входящий».

Я сама в белом платье, кристально-чистом, я бы даже сказала сияющем. Мои светлые волосы развеваются.

Я смотрю на ворота и испытываю ощущение сильнейшей тоски, тоски по чему-то своему, но утраченному. И все же осмеливаюсь войти.

Внутри пахнет сыростью и затхлостью. И здесь образ разделяется. С одной стороны, я вижу зеленый ковер ровно подстриженной травы, и камни с выгравированными на них надписями – все они стоят ровными рядками и картина идиллическая как в американском кино.

Другая часть кладбища напоминает русское кладбище под Парижем – Сент-Женевьев-де-Буа. Очень старые, можно даже сказать ветхие надгробия, где-то заходят друг на друга, где-то они покосились, где-то вовсе обвалились…

И я направляюсь туда. Подхожу к первому, стряхиваю засохшие листья и вижу надпись “хотела ходить в балетный класс, но отдали в музыкальную школу”.

Протягиваю руку к другому камню, протираю надпись и вижу – “хотела предложить написанную для дочери сказку для детского утренника, но так не решилась”.

И я понимаю, что это кладбище моих желаний, желаний, от которых я когда-то отказалась, которые когда-то задвинула, отложила на потом и забыла, которые казались незначимыми под ворохом текущих рабочих дел.

По сути я их похоронила – желания моей души, желания моего сердца, я не дала им жить, не дала им реализовываться. От этого понимания внутри такая тоска, что хочется заплакать или даже завыть.

Поднимаю взгляд на небо – небо темнеет, наливается тучами, где-то вдалеке уже слышны раскаты грома… Вот-вот польет дождь. Бьют первые капли. И дождь словно понимает меня, понимает мое состояние, помогает мне прожить мою тоску по утраченному.

Я сама словно становлюсь дождем, становлюсь своей тоской и болью. И изливаюсь в мир.

И в какой-то момент понимаю, что я не согласна, я так больше не хочу и я из дождя превращаюсь в бурю – я вою, я громыхаю, я разряжаюсь молнией, я изливаю свои невыплаканные слезы и свою тоску. Столько, сколько могу, до опустошения, когда внутри становится словно пусто – ни тоски, ни злости… звенящая тишина, пахнущая озоном.

Буря стихает, я снова чувствую себя девушкой на кладбище. Там есть еще другая часть – красивых стройных рядков-камней. Думаю, надо наведаться туда. Прохожу в эту часть и смотрю надписи и вижу, что это правильные желания – такими, какими мне казалось они должны быть – быть хорошей женой, мамой, специалистом, в целом хорошим достойным человеком.

Я смотрю на все это и понимаю – это не мои желания, они не вызывали у меня радости, прилива энтузиазма, их надо было осуществлять, к ним надо было стремиться, но и их не осуществила, потому как я не считаю себя хорошей, состоявшейся женой, специалистом, мамой…

Здесь я не чувствую тоски, я чувствую всевозрастающую пустоту в душе. Будто с каждым не моим желанием дыра в груди становилась все больше, заполняя внутреннее пространство пустотой вместо радости. А за всей этой пустотой есть моя собственная радость от осуществления того, чего я  хочу – и я протягиваю ей руку, говорю, нет, уже кричу “я здесь, я помню, я знаю про вас и уже никому никогда не отдам. я не откажусь от своих желаний, ведь они – частички меня, а я больше не хочу отказываться от себя”.

Прожив ощущение пустоты и звенящей радости встречи со своим, отправляюсь на выход, обвожу глазами оба кладбища, прошу прощения. Внутри себя я знаю, что многие из этих желаний останутся тут навсегда, а за что-то есть силы побороться.

Выхожу, оборачиваюсь, вижу надпись на воротах – она уже не сияет, не притягивает взгляд. И ухожу. Но теперь я ощущаю стук каблуков по мостовой, чувствую на себе элегантное пальто, красивый зонтик над головой, потому что опять идет дождь – он грибной, он струится серебряными нитями и дает влагу для чего-то нового, для моего.

Сейчас я себе напоминаю Мэри Попинс – чувствую себя яркой, уверенной и той, которая осознает, чего она хочет и ни на гран не отступит.

И я уже полна решимости осуществить самое первое желание – купить заветные инструменты для моего творчества и взять лист бумаги и начать…

С радостью, Евгения Медведева