Посмотрела мультфильм, сейчас широко идущий в кинотеатрах, под названием “Тайна Коко”. Он поражает своей глубиной и ответами на многие вопросы…

Вначале не хотела писать о кратком содержании, хотела лишь обратить ваше внимание на некоторые моменты, которые позволили бы посмотреть на сюжет мультфильма по-другому, как бы взглядом изнутри – а что за тем или иным обстоятельством жизни одной семьи?

В итоге получилось так, что немного делюсь и сюжетом по ходу статьи. Поэтому, если будете смотреть – обратите внимание на следующие моменты: 

Первое, что явно бросилось в глаза – это как запрещенные родовые ситуации/судьбы/люди, о которых замалчивают, о которых не говорят, но которые хранятся как “скелеты в шкафу” – всплывают в следующем поколении, через поколение или даже несколько… до РАЗРЕШЕНИЯ этих ситуаций – пока не найдется кто-то, кто даст этому место в родовой семейной системе.

В мультике музыку вычеркнули из жизни семьи, запретили, а она все равно пробивается ярко через ребенка – и будет литься настолько ярко, чтобы ВСЯ семейная система УВИДЕЛА и ПРИЗНАЛА. И тогда узел, сформированный когда-то, развяжется на всеобще благо всех.

Зато мальчику была уготована заранее профессия сапожника, которую он может и не выбирал. Так формируются семейные сценарии относительно того, КЕМ должен стать ребенок.

Как сказала однажды одна из моих наставниц: когда родители говорят “вот родился будущий юрист, а вот родилась врач” – это прямой путь к нарциссизму, потому что самого ребенка за этим не видят, на него как бы с самого рождения пытаются набросить маску “каким он должен быть” – ему нельзя быть собой.

Возможно, мальчик и стал бы сапожником, если бы музыка не была настолько сильно под запретом. Когда что-то очень сильно табуируется, возникает некая обратная волна, которая стремится снести это табу.

И здесь символичен момент, когда мальчик, оттаскивая собаку, разбил фото в стеклянной рамке – на фотографии оторван угол с изображением головы того мужчины, который когда-то бросил прапрапрабабушку и ушел с гитарой аз своей мечтой, и та часть фото, где гитара расположилась, – тоже была загнута.

Таким образом, осталась только женщина с ребенком. Мужчину с гитарой словно вычеркнули. И символично отображен момент, как формируются родовые сценарии: прабабушку бросили, бабушка одна…

Здесь мы не осуждаем ни выбор мужчины, ни чувства женщины, которой приходилось очень трудно, ни чувства маленькой девочки, которая постоянно ждала папу. 

Здесь обсуждаем родовой закон: все, что вычеркивается из рода однажды, впоследствии вновь проявляется в родовой системе для того, чтобы занять свое законное место.

Также, на мой взгляд, важен тот момент, когда мальчик чувствует особенную связь с известным певцом, словно они переплетены, словно между ними существуют невидимые узы. Он не осознает, что именно это за связь, но чувствует, что она есть. И дальше именно эта связь поведет мальчика в удивительное путешествие.

Так и любой ребенок чувствует связь с кровными родителями, с отцом и матерью, не важно, живы они или нет, не имеет значения, где они находятся, а возможно, даже с кем-то из своей родовой системы особенно.

И чем больше что-то запрещается, тем больше это вырывается наружу – мальчику разбили гитару, а он еще больше рвется на площадь, чтобы выступать.

И дальше эта связь ведет его в “мир мертвых”, где он оказывается не случайно. И как символичен некий мост “между миром мертвых и живых”, те мифические существа, кто помогают умершим “перейти”.

Еще символически передан момент, когда на границе некую “Фриду” не пустила “таможенница”, сказав “похоже никто не поставил ваше фото”.

Такой момент тоже может означать, что предкам важна наша память и почтение. Ведь в нас, живых, течет их, кровь. И на самом деле память эта очень важна, не зря существуют  ритуалы поминовения. Важно, чтобы помнили – кого помнят, могут пройти по “мосту”, т.е. проявить свою связь с живыми родственниками, а кого не помнят – не могут этого сделать. “Когда в том мире не остается тех, кто тебя помнит, ты исчезаешь отсюда – вроде как смерть после смерти” – фраза из мультфильма.

И смотрите, чтобы ситуация родового конфликта разрешилась, нужно, чтобы кто-то из родных благословил мальчика на его судьбу, причем благословение важно без условий – именно на его счастливую жизнь, без запретов со стороны родственников – на то, кем он сам хочется стать.

И как “родовой запрет” гоняется в виде волшебного зверя прапрапрабабушки, не давая ему исполнить то, что он хочет сам. И этот волшебный зверь предстает в виде пумы с крыльями, которая эффектно рычит. А в хищницах – большой запас агрессии есть.

И складывается такое ощущение, что эта нереализованная когда-то агрессия, женская агрессия, все еще гоняется, ходит буквально по пятам за мальчиком в надежде получить освобождение – возможность быть отреагированной – и тогда вместо запрета-табу вспоминать покинувшего ее возлюбленного было бы в роду спокойное течение энергии. И еще эта агрессия “вбирает” и “захватывает” родственников и все под ее влиянием попадают под “табу” – об этом человеке мы не вспоминаем и не говорим.

Еще момент интересный, когда мальчик Мигель встречается с актрисой на сцене – и она показывает ему сюжет, где у всех танцовщиц ее лицо, у кактуса, который собирались выпить как молоко матери тоже ее лицо, – у кого-то из актеров есть неосознаваемая потребность отражаться в глазах других, видеть через других себя, зачастую до бесконечности, раз через отражение собственной матерью не удалось увидеть свое Я.

А актриса говорит: а что, если все объято пламенем, пожар, все полыхает? – у нарциссических личностей есть фокус внимания на себе, они как бы в центре, а другие – существуют для них – поклонения ли, отражения и пр. А пламя, огонь способны их выводить и в хорошем смысле давать возможность видеть не только себя, себя в других, но и самих других людей, их интересы и возможности, способности. Т.е. тут же показан “рецепт” от нарциссизма как болезненной потребности быть или желать быть в центре внимания.

“Не хочу выбирать (имеется ввиду одну из сторон – сторону тех, кто не говорит сейчас о музыке, или сторону музыканта, который ушел своей дорогой), родные должны быть друг за друга, а не против друга”, – говорит ребенок.

И действительно, дети не могут выбирать между мамой и папой, между кем-то или кого-то одного или быть за кого-то одного. Для него важны ОБА родителя и ОБА рода – и мужской и женский, тогда у него появляются шансы быть целостным и нести эту целостность через каждый свой шаг.

И какая трогательная сцена воссоединения праправнука и его знаменитого деда – и признания, что они есть друг у друга. Мальчик не зря гоняется за благословением – так он получит возможность следовать своей судьбе, какой бы она ни была. Может, эта судьба не только в музыке – не в том, чтобы оставить семью и жить только музыкой, у него теперь появляется свобода выбирать – выбирать свой путь, а не повторять его в точности за своим ушедшим родственником.

И также важен момент “разочарования” в более сильных, могущественных родственниках, родителях в том числе, в жизни каждого ребенка, затем подростка наступает такой момент, когда родители и родные снимаются с пьедестала, когда этого пьедестала уже нет, их пример вдохновляющий, их опыт тоже важен, но есть внутренний зов, который просит тебя, ведет тебя реализовывать то, что предназначено именно тебе – он важен, чтобы действительно идти своей дорогой.

В мультфильме момент разочарования показан трагично. Но как оказалось, что разочаровался он не в родственнике, а в своем кумире, в своем идеале, чтобы увидеть все, как есть, без фантазий и мишуры. Ведь свой путь – это не красная ковровая дорожка, усыпанная лепестками роз и овациями публики. Это и вдохновение и сопротивление, и трудные шаги и моменты успеха… на нем есть разное.

И после такого разочарования в кумирах открывается возможность подлинно соединиться с родовой силой. Возникает подлинная связь, через которую течет сила родового потока, она не забирает силы, она НАДЕЛЯЕТ силой. Мальчик всю жизнь чувствовал тягу к музыке и не знал, откуда она у меня, а теперь знает.

Хороша встреча двух когда-то не примирившихся мужчины и женщины, причем с “помощью” женской агрессии (момент, когда прапрапрабабушка прилетела на своей крылатой пуме спасать мальчика, заодно и своего возлюбленного). Родовая женская агрессия все же нашла свою “цель” – способ разрешения и отреагирования и освобождения.

И такая фраза, на самом деле в чем-то исцеляющая, которую произнес мальчик: не можешь простить – не надо, но его (ушедшего мужа) нельзя забывать. т.е. женщина имеет право на все свои чувства – на гнев, обиду, разочарование, которых очень много и которые не дают простить, принять… она имеет на это право. Только не нужно отрезать от себя этот опыт и вычеркивать из памяти насовсем, иначе этот опыт пойдет дальше по поколениям до того, кто сможет что-то с ним сделать.

И как женщина ответила: я не в силах тебя простить, но готова помочь. И она имеет на это право, на прощение требуется огромная сила, огромный внутренний ресурс, но готовность помочь, хотя бы помнить, с небольшой долей принятия может развязать этот родовой узел.

Символичным является момент, когда прародительница уже говорит: Я благословляю тебя вернуться домой, вернуть фото и больше не забывать как тебя любят…  И оказывается, что лишь часть благословения.

И как часто агрессия в нужный момент может помочь, это еще и активная полезная сила, если направить ее в нужное русло – и в конце мультфильма в сцене, когда летающая пума подхватывает мальчика, которого скинули с обрыва, возвращает обратно к родственникам, и встает НА СТРАЖЕ интересов – у нее есть цель, она теперь не за мальчиком гоняется, а соблюдает границы и интересы членов семьи, прогоняя обидчика. В этом случае агрессия становится целебной, защищающей, а не разрушающей.

И в конце происходит самое важное “вот наше благословение – условий нет”. А дальше мальчик сам волен выбирать свое занятие, призвание. Ему больше не надо разрываться между семьей и тем, чем он хочет заниматься – это может быть музыка, а может быть что-то еще. Истинное благословение даруется без условий, оно передается как ДАР, который потом будет идти дальше через все поколения.

И красивая развязка, родовой узел, сформировавшийся однажды, спал. Он развязывался “просто”: женщина не знала, что муж хотел к ней вернуться, просто не смог и не смог сообщить, потому что умер. А девочка-дочка не знала, что папа пишет и поет песни лишь для нее и не может прийти.

В моменте мультфильма, когда мальчик сказал прапрабабушке, что папа всегда о тебе помнил, он очень-очень тебя любил, а она достала часть оторванной фотографии. – когда прапрапрадеда вернули на его законное место в родовой системе, когда признали, когда появилась о нем память. Тогда вся семья взялась за руки, возник момент мира и счастья – для каждого в семейной системе.

И память – она всегда жива. И зачастую важна лишь память о тех, кто был. Когда память от сердца есть, родовые программы, сценарии могут отступить, больше не оказывать давления, существенного влияния, не притягивать постоянно внимания “разберись с нами” – просто этому есть место в вашем сердце, в вашей памяти – так, как оно было, даже если вы сознательно об этом не знаете и вам никто не говорил. Тогда возникает гораздо больше пространства и простора для жизни и судьбы самого человека, а родовая сила становится “активным помощником” на пути.

С большой радостью, Евгения Медведева

P.S. Какие ваши впечатления от мультфильма? Поделитесь в комментариях?

P.Р.S. Подобным образом работает метод инициаций  мужской и женской зрелости – позволяет осознать, ЧТО стоит внутри, какой внутренний и/или семейный процесс за проявленными в жизни ситуациями, обстоятельствами и позволить этому процессу быть отреагированным и развернуться в лучшую сторону, в сторону исцеления и счастья.